Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Бенефис актера волгоградского казачьего театра.

Сегодня артисту Волгоградского музыкально-драматического казачьего театра Сергею Чвокину исполняется 55 лет. Зрителю он известен по блестящей игре в спектаклях «Дни Турбиных», «Последняя попытка», «Тихий Дон», «Поздняя любовь», «Гвардеец Сталинграда. Лестница времен», «Эшелон», «Сильное чувство» и многих других. Накануне юбилея Сергей Алексеевич рассказал нашим читателям о секретах актерского мастерства, об особенностях творческой профессии, о себе и театре. В этом открытом разговоре приняли участие его коллеги и партнеры по премьерному спектаклю «Тихий Дон» Юлия Добронравова и Вадим Мирошников. 

— Сергей Алексеевич, почему Вы решили стать актером?
— Я родился и вырос в очень музыкальной семье. Казачью культуру я, можно сказать, впитал с молоком матери. По праздникам за столом собиралась вся наша большая семья – бабушки, дедушки, дяди, тети, дети – и всегда играли казачьи песни. Мне с юных лет нравилось выступать. Маленьким с удовольствием пел, позже –занимался в драмкружке, в вокально-инструментальном ансамбле.Мысль стать актером была всегда, но сразу воплотить ее не удалось.Поехать в Москву я не мог себе позволить, потому что мама нас —  троих сыновей — воспитывала одна. Отец рано ушел из жизни. Я поступил в Волгоградскоеучилище искусств и культуры на факультет режиссуры. Позже получил высшее режиссерское образование и волею судьбы оказался здесь, в Волгограде. Где я только не работал: и на телевидении, и на радио, и даже охранником пришлось поработать – это были непростые 90-е годы. А потом мне посоветовали пойти в Казачий театр. Если честно, я пришёл без всякой надежды, а меня  сразу зачислили в штат.
— Трудно было поначалу работать в театре?
— Постепенно я начал вливаться в театральную семью. Мне посчастливилось застать метров этого театра:Анатолия Трусова,Евгения Плетнёва и многих других замечательных актеров.Меня всегда поражало, что они не играют, а живут на сцене.Теперь-то я знаю, что это приходит только с опытом. А тогда я наслаждался их игрой и старался впитывать все как губка.
Я считаю, что сейчас у нас одна из лучших театральных труп в городе. И так считаю не только я,так утверждают многие именитые режиссеры. И это благодаря руководству театра — директоруАндрею Евгеньевичу Зуеву, главному режиссеру — Владимиру Владимировичу Тихонравову. Но был период, когда театру надо было становиться на ноги. На тот моментв театральном мире города, по большому счету, нас никто всерьез не воспринимал. Некоторые люди приходили на спектакль и были разочарованы. Они думали, что увидят лихое выступление казаков, с пенями, с плясками. А тут спектакль, да еще серьезный. Нам всем нужно было эту ситуацию как-то переломить. Конечно, в тот период было очень сложно: зарплаты у актеров маленькие, здание требовало ремонта, текло, не отапливалось.  Но мы, несмотря ни на что, продолжали работать. И работаем с удовольствием одной большой дружной семьей. Знаете, я часто думаю, где мой настоящий дом:дома или здесь, в театре.Большую часть времени я провожу в театре. Уезжаю – дочь моя еще спит, возвращаюсь – дочь уже спит. Конечно, я понимаю, что для семьи это нехорошо. Но так получается.
— Юля, Вадим, расскажите, как вам работается с Сергеем Алексеевичем?
— ЮлияДобронравова:Сергей Алексеевич, помимо того, что очень профессиональный артист, он еще и замечательный, душевный человек. У нас очень много совместных спектаклей, и я с уверенностью могу сказать, что всегда спокойна с ним. Даже, если вдруг что-то пойдёт не так, его крепкое мужское актерское плечо всегда поддержит, всегда поможет.Георгий Товстоногов как-то назвал Три «Т» актера: Труд, Талант, Терпение —  это сто процентов про Сергея Алексеевича.
ВадимМирошников:Сергей Алексеевич говорил, что когда-то он учился у своих старших партнеров, теперь и нам многое хочется перенять унего.Я не буду говорить какие-то банальности, но в определенных ролях не хотелось бы другого партнера, даже очень знаменитого, известного. Потому что есть та знаменитая театральная петелька, крючок, взаимосвязь, которые дорогого стоит.Я считаю, что просто так не приходит, не сваливается результат трудоемкой, серьезной работы, которой приходится добиваться совместно каждый день. 
Сергей Чвокин: Как правильно называется наша профессия – артист, лицедей?Ни одно название не отражает ее сущности. Если Бог дал тебе талант, то его надо беречь и развивать. А когда рядом с тобой хороший партнер, тогда надо развиваться вместе с ним. Понимаете, когда  выходишь на сцену, смотришь в глаза партнеру и доверяешь ему — это классно. И перед тобой стоит не Юлия Добронравова, а та героиня, которую она играет. И ты веришь в это. На сцене мы забываем обо всем!Вот пришел я в театр, а у меня спина прихватила.Мне играть. Я козликом по сцене прыгал, обо всем забыл! А выхожу за кулисы – снова скрутило. Говорят, что сцена лечит — да ничего она не лечит, но память отшибает точно (смеется).
— А Вы помните свой самый первый спектакль? Каково было впечатление первый раз играть на сцене?
— Конечно помню!Когда я пришел в театр, ставили спектакль «Гостиница для бомжей» по пьесе М. Горького «На дне».Для меня придумали роль: я сидел спиной к залу весь спектакль и в определенный момент дул в большую трубу, а все на меня кричали: «Заткнись!»Не помню, кто мне сказал: «Знаешь, сколько может сыграть спина?Она может сыграть всё!»Может быть, но тряслась она у меня тогда очень сильно!
— Аможет случится такое, чтоартисту роль не нравится, не интересна, как поступать в таком случае?
— Можно, конечно, отказаться от роли, но для этого должны быть очень веские,аргументы. Надодоказать режиссеру,почему не можешь играть ту или иную роль.Но зачем?Все роли по-своему интересные! Чем больше актер сыграет разных ролей — маленьких или больших, отрицательных или положительных – тем больше его багаж!Из этого багажа в нужный момент мы извлекаеммимику, поведение, ухмылку, ужимку и получаем психологический портрет своего героя. А, если багаж не накапливать, то и вытаскивать будет неоткуда.
Юлия Добронравова:Мы — артисты знаем,что пятьдесят процентов успеха спектакля — это правильное распределение ролей. Владимир Тихонравов — профессиональный, опытный режиссер. Он всегда подскажет, поможет побороть все внутренние сомнения, расскажет и увлечет. Ивот ты уже в новомобразе, и тебе этот образ очень нравится, и ты чувствуешь себя уверенно!Для любого артиста его роли — это жизнь, отказываться от них нельзя.
Вадим Мирошников: Я, например, не понимаю, когда артисту дают роль, а он отказываетсяот нее.Что может быть прекраснее, когда ты живешь любимым делом, получаешь от него удовольствие, да еще за это платят деньги!Яслышал много историй, когда человек служит в театре много-много лет, и ему предлагают роль, образно говоря, четвёртого гриба во втором составе. Какое счастье, что Бог послал такую возможность — играть центральные роли, которые, возможно, могли бы мне даже и не снится на другой сцене?
— Сергей Алексеевич, и все же есть у Вас любимые роли?
— Конечно,есть, они все как дети, как их не любить? Мышлаевский — родной мой человек в «Днях Турбиных». Я благодарен, что мне доверили эту роль, она мне очень нравится.Сейчас в «Тихом Доне» судьба мне подарила роль Пантелея Прокофьевича. 
— Очень кстати вспомнили о «Тихом Доне». Страшно было браться за спектакль? 
Сергей Чвокин: Мне кажется, что хорошим подспорьем «Тихому Дону» были «Дни Турбиных» -и материал, и сами авторы-классики – Булгаков и Шолохов — очень сильные. После «Дней Турбиных» актеры были морально подготовлены к постановке «Тихого Дона». Конечно, этот спектакль — событие. Но на таких событиях и должен  стоять наш театр.
ЮляДобронравова: (в «Тихом Доне» играет Аксинью Астахову). Я считаю, что лучшая оценка спектакля — это мнение зрителей и его желание — идти или не идти на спектакль. Зритель голосует рублем. Билеты на этот спектакль выкупают за месяц вперед
ВадимМирошников:(в «Тихом Доне» играет Григория Мелихова). Спектакль можно записать в хороший актив нашего театра. «Тихий Дон» ставили и в других городах, в других театрах. И я видел некоторые постановки. Но мне кажется, что наша интерпретация сильнее. Люди, которые отделены от нашей истории этнически и территориально не могут достоверно передать историю, характеры, тех людей, которые нам как родные.
— Сергей Алексеевич, расскажите о своей режиссерской работе в театре.
— Мысль поставить спектакль родилась у меня не сразу. Были опасения, сомнения. И все-таки 8 лет назад я решился на это. Сначала «Кошкин дом», потом — «Алые паруса», «Капризная принцесса», «Девочка из цветка».  К своим спектаклям я еще пишуи музыку.Всегда очень переживаю, как зритель ее воспримет. И если ребенок, выходя из зала, напевает мою мелодию – все, значит получилось! 
Честно говоря, я постоянно недоволен своей режиссерской работой. И считаю,это нормальным.Каждый раз мне кажется, что можно было сделать лучше, интереснее. Все режиссеры машут после драки кулаками. И это душевное состояние недовольства собой позволяет не успокаиваться, не погрязать в болоте, а с новой силой реализовывать свои планы, которых немало.
— — Сергей Алексеевич, помимо актерской профессии, Вы были атаманом…
— Да, и такой опыт у меня был. В 90-е годы, казачье движение только-только начиналовозрождаться.Я работалхудожественном руководителем в ДК в Михайловском районе. Конечно, меня все знали и избрали атаманом. Ядаже был на первом Круге в Ростове,когда выбирали первого атамана М.М. Шолохова – сына донского писателя Михаила Александровича Шолохова. Атаманом Михайловского юрта я был два срока. Планов было много, а денег-то нет. С сельсоветом проводили совместную работу, старались о себе заявить, привлечь единомышленников. Знаете, был такой случай: выхожу я из ДК, сидит группа молодежи и начинает играть казачью песню! Не попсу какую-то, не рок, а нашу, казачью! У меня душа екнула!… Наверное, наши старания не напрасны. Восемь лет я был атаманом, дослужился до чина есаула, но из-за большой загруженности на основном месте работы пришлось сложить свои полномочия.  И совсем скороуехалв Волгоград.
— Казачество красной нитью проходит через Вашу жизнь…
Сергей Чвокин:А как может быть иначе? Дедушка мой был из богатых казаков хутора Соленый Даниловского района.Воевал в Отечественную войну, был ранен дважды.Кстати, двоюродный дедушка, бабушкин родной брат, прошел всю войну и погиб в Берлине 9 мая 1945 года, представляете?.. Бабушка была из купеческой семьи хутора Попов.Прожили всю жизнь, хотядо свадьбы друг друга даже незнали. Вырастили семерых детей. Все мое детство прошло в хуторах.  С 5 лет я на коне.Каждое лето все три месяца я в хуторе Михайловка у бабушки и дедушки стерег скотину со своим дядькой. И вот отсюда и этот говор, и этот  юмор неповторимый казачий, такой родной, жизненный, и эти клички хуторские – такие точные, забавные. Казаки – очень мудрый народ,весёлый, добрый. А еще они очень любят и ценят свою семью, свою родину и очень дорожат ими. Все эти качества и чувства хорошо показаны в нашем спектакле «Тихий Дон». 
— Спасибо вам за интересную беседу! От всей души поздравляем Вас, Сергей Алексеевич, с  юбилеем, желаем, чтобы Ваши творческие планы обязательно воплотились! Здоровья Вам и Вашим близким! 

16 декабря в 17:00 в Казачьем театре – Бенефис.Сергея Чвокина. 
Бенефисным спектаклем артист выбрал драму М.Булгакова»Дни Турбиных».

https://cossack-circle.livejournal.com

Добавить комментарий